Поколение победителей

— Уважаемая Антонина Григорьевна! Позвольте мне от имени…

Заготовленные слова почему-то застревают в горле. Она смотрит на меня ласково и любопытствующе одновременно. Руки в бугристых прожилках, держит перед собой деревянную трость, лукавые морщинки у глаз.

— … От имени администрации Вяземского района и от себя, как от депутата….

Не понимаю, что происходит. Голос дрожит, отрепетированная речь рвётся, лицо заливает удушливая волна, совсем по-цветаевски.

Весна 2020 года, конец марта. Вручаю медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» как депутат от имени… Антонина Алексеева, 90 лет.

Волнуюсь непередаваемо…

— Да ты сядь, дочка, — произносит она с сочувствием и лёгкой усмешкой.

— Не спеши…

Сажусь. Прерываемся. Оглядываю квартирку. Чисто, светло, большой кактус, обои с розочками… Отдышалась. Встаю и начинаю снова.

— … позвольте вручить вам юбилейную медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» и к ней удостоверение с подарком от администрации… как труженице тыла, жившей в период оккупации…

Она жила в деревне Старая Круча, под Вязьмой. В октябре 41-го (ей тогда 12 было) пришли немцы и убрались только в 1943-м, с наступлением Красной Армии.

Вспоминает охотно, речь идет свободно, легко.

— Ну как выжили… Ели всё, что в поле росло или на огородах. Я девчонкой была, есть очень хотелось. Траву ели — лебеду, крапиву, конский щавель. Тогда много названий узнала… До войны и не слыхала, что столько трав съедобных. А спаслись знашь чем? Козьим молоком.

— Приходилось-то в город ходить из деревни, да и обратно, и лесом всё, чтоб, значит, поменьше глаза немцам мозолить. Наших солдат убитых видела, красноармейцев. Так и лежали, никто не хоронил долго. До сих пор места энти помню, могу хоть сейчас показать…

…- После оккупации работала в колхозе с 15 лет, за трудодни. Подросла чуток — в город отец отвез, на швею учиться. Ученицей, значит, и со своей швейной машинкой непременно (смеётся). Без неё не принимали. А уж в 49-м начала работать на железной дороге в путевой ремонтной колонне. Общежитие дали. Начала обживаться потихоньку.

— С мужем как познакомились? С Володей? А на вечере молодёжном, в красном уголке. Стоит смирнёхонек. Враз приглянулся. На Покров сосватал, а на ноябьские уж и поженились. Пятьдесят два года прожили. Золотая свадьба, да… Двух дочерей Господь подарил, да двух внуков, да двух правнуков. Всех по два (смеётся).

— День Победы где встречу? Дак на даче скорей всего. Уж сколь лет теплица да огород. Телевизер-то не смотрю. (Вздыхает). — Всё моё ушло давно… Но всех и всё помню!

Прощаемся. Улыбнувшись, она берет меня за руку. Улыбаемся. И вдруг шепчет в ухо:

— А я, Лида, и маму твою помню. Софью Ефимовну. Помню, как вела она тебя за руку маленькой ещё.

Обнимаю. Стою, еле сдерживая рыдания.

Они победили. Войну, голод и холод. Поколение победителей. Тихие, работящие, скромные люди, которые всё про нас знают и всё помнят.

И я буду помнить. И мы все. Потому что нельзя иначе. Потому что иначе неправильно, не по-человечески. Иначе — быть не может…


Спасибо, что прочитали эту статью.
Я уверена, что она будет интересна Вашим друзьям и знакомым.
Поделитесь, пожалуйста, этой статьёй в социальных сетях. Нажмите на кнопочку.
С уважением, Лидия Чинарёва.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *